Другие истории Конкурс

Мистика 5-ти континетов

Что самое главное в путешествии? Конечно, правильно мечтать! Чтобы вдохновить вас на увлекательное путешествие, мы собрали истории реальных людей, превратив их в одно большое приключение. Просто прочтите, закройте глаза и дайте волю фантазии. Возможно, именно вы проснетесь однажды утром с билетом на другой конец света!

Утро понедельника было холодным и безрадостным. Я, как всегда, застрял в пробке на мосту, а когда подъехал к офисному центру – все места на парковке уже были заняты. Поставил машину во дворе, решил выпить кофе из передвижной машины и направился через дорогу вместе с толпой таких же понедельничных счастливчиков. Шел «на автомате», думал о высоком, о том, сколько у меня неотгулянного отпуска, и что, наверное, пора бы сделать ремонт в прихожей, только бы «руки дошли». Не дойдя пары метров до кофе-машины, я почувствовал под ногой бугор. За секунду принял горизонтальное положение и стремительно полетел в мини-кофейню подобно супермену. Портфель амортизировал удар об землю и уберег лицо, правда, подралось пальто и коленка под брюками. Отряхиваясь, я услышал позади истошную ругань. Оказалось, бугром была бабушка с картами таро и табличкой: «узнай судьбу». Бабушка рассыпала все карты, платок ее был перекошен, а настроение, естественно, испорчено. «Куда летишь?! Куда летишь?!», - кричала она. «Лети за океан, там спотыкайся! Чтоб духу твоего тут не было!», - повторяла она снова и снова, как заговор. А потом посмотрела на меня в упор и сказала: «Лети отсюда, понял!». Придя на работу, я узнал, что вместе с 2-мя коллегами лечу в 5 городов мира для консультации менеджеров по открытию там периферийных офисов нашей компании. Я никогда не был суеверным, считал гадание ерундой, а все совпадения – случайными. Но после бабушки-букмекера, предвидевшей мое путешествие, я с тревогой готовился к самой длинной и странной командировке в своей жизни.

Киргизстан – Иссык-Куль

    Как перестать быть суеверным
  • Один из способов побороть суеверие ― понять, откуда оно пошло. Так, суеверие о том, что вас ждет несчастье, если вы умудритесь рассыпать соль, изначально было вовсе не суеверием. Люди думали так лишь потому, что соль в давние времена была дорогим продуктом.
  • Спросите себя, есть ли какая-то польза от вашего беспокойства, связанного с суевериями.
  • Принимая решение, руководствуйтесь здравым смыслом и логикой, а не странными чувствами и сверхъестественными знаками. К примеру, отправляясь на важную встречу, оденьтесь по погоде. Не стоит упорно носить «счастливое» осеннее пальто в десятиградусный мороз.
  • Поверьте в то, что ваша удача — лишь в ваших руках.
  • Мы прилетели в Бишкек в 7 утра, а в 9 уже должны были быть на встрече с киргизскими коллегами. Историю с гадалкой и ее пророчеством я так и не решился кому-то рассказать. Ну что люди скажут? Посмеются или подумают, что вру. А о таком и врать стыдно. Во время сборов и в самолете, в гостинице и на встрече, я не переставал думать об этом. Курил до тошноты, сверлил взглядом одну точку. Ассистентка начальника отдела снабжения, Алена, больше всех из нашей троицы радовалась поездке, а я как-то особенно не давал ей покоя. «Я знаю, почему Алексей грустный! Его дома осталась ждать любимая. Кошка Люся. Он уехал, а она не пишет и не звонит», - всю поездку Алена была в ударе, но я упорно не смеялся над ее шутками. Спасибо Сергею, начальнику Алены, который попеременно находил ей какую-то работу и тем самым обеспечивал мне покой. На пребывание в Бишкеке нам была отведена целая неделя, а со всеми делами мы справились за два дня. Культурная программа в столице Киргизстана закончилась довольно быстро: я бродил по музеям, а снабженец Сережа с Аленой только и делали, что ели. О супах, невероятных порциях баранины и лепешках «гошкийда» из тандыра коллеги рассказывали мне каждый вечер в гостинице. Однажды нашу беседу прервал полноватый киргиз средних лет. «Лепешки – это хорошо. Но вот Иссык-Куль…Кто его не видел – не видел Киргизстана» Киргиз говорил об озере, хорошо известном среди туристов легким содержанием соли, прозрачностью и окрестностями божественной красоты. Алена тут же обеспечила прямое включение передачи «Аншлаг»: «А как мы будем это вкушать? В чистом виде или с текилой?». Как всегда, чтобы сгладить Аленин выпад я перебил вопросом: «А где там лучше поселиться?». «Поселитесь. Вам бы лучше думать, как не спотыкнуться. Желаю удачи», - сказал киргиз и, зашелестев газетой, покинул кафе при гостинице. Алена с Сережей в недоумении смотрели на меня, пока мой мозг пытался найти объяснение сказанному. Внутри все пылало – откуда взялся киргиз с этим напутствием? Вот же ж бабуля! Не могла сказать просто – лети на все четыре стороны! Так нет же – лети и спотыкайся! За что эти проклятия? Какого ты нечистого сидела там в 8 утра и свернулась в штрудель, так что любой бы не заметил и перелетел бы через тебя? Тут все ясно: бабушка работает на турфирму, а киргиз – ее подельник. На найденном, пусть и сумасшедшем объяснении, мой мозг успокоился, и я продолжил чаепитие с коллегами. Алена с Сережей очень загорелись поездкой на чудо-озеро. На следующий день мы были на местном автовокзале, а через 8 часов пути на автобусе – у южного берега Иссык-Куля. Северный берег озера считается местом более людным, туристическим. Мы сделали выбор в пользу тишины, но чем ближе подходили к побережью, тем очевиднее было, что мы здесь не одни. На живописной поляне у озера в широкий круг собрались мужчины в одинаковых комбинезонах. «Вот и уединились», - подумал я. . Посреди круга стоял лысый статный мужчина в черном одеянии и что-то говорил подопечным. «Это сектанты. Без вариантов», - таинственно промолвила Алена. В этот момент над нами взвизгнула птица и вся группа, включая лидера в черном, обернулась на нас. Руководитель позвал кого-то из юрты, расположившейся неподалеку, и они вдвоем направились к нам. Так мы познакомились с известным наркологом, человеком противоречивой репутации, но, безусловно, невероятной энергетики - Женишбеком Назарлиевым. Здесь, вблизи поселка Беш-Кунгей расположился юрточный городок, в котором люди сложной судьбы под руководством Назарлиева лишались своих пагубных зависимостей. Назарлиев был с нами вежлив, но немногословен. Очевидно, он очень не хотел, чтобы мы, как туристы, мешали его сеансу, поэтому пригласил нас присоединиться к движению в качестве гостей. Программа реабилитации подходила к концу, и на два оставшиеся дня нам предложили поселиться в юрте. «Клаассс. Юртааа. Хочу», - Алену прямо трясло от такого предложения. Сергей твердил, что такого опыта нигде не сыскать и надо пользоваться тем, что у нас как раз есть время. Мое мнение уже не играло роли, да и мыслями я витал в облаках, думая «как бы не спотыкнуться» и «что значит вся эта чертовщина». Мы остались и действительно насмотрелись на многое. Пациенты «перерождались» в воде, скручиваясь в позу эмбриона, совершали так называемые суфийские кружения, а Назарлиев иногда представал в таких состояниях, что становилось действительно страшно. «Он достает из них дух, чтобы они слушали дух, а не тело», объяснял его помощник. Также каждому из нас предложили выбрать у пригорка камень и не расставаться с ним. Камню нужно было рассказать свою боль, все, что тяготит и от чего хотелось бы избавиться. Мы с Сережей не могли не посоветовать Алене пару нужных сообщений для камешка, так как избавляться было от чего. Начиная от словесной диареи и заканчивая лишними килограммами, на которые Алена частенько сетовала. Вскоре пришло время совершить длинный пеший ход и сбросить все камни вместе с проблемами в курган горы Таштагол. Мне этот путь дался тяжело: в поте и с безумной отдышкой я шел, потупив взгляд. Не заметив Алену впереди, я навалился на нее, из-за чего оба наши камня отлетели в сторону. В попытке разобрать где чей мы не только чуть не поссорились, но и едва ли не разгневали самого Назарлиева. Нахмурившись и сжав кулаки, он наблюдал за нашей перепалкой. «О чем ты думал, когда шел? Это мой камень, а этот — твой!», - кричала Алена. Я упрямо верил, что это мой камень, а злополучные куски скалы были и впрямь похожи друг на друга, как братья-близнецы. Мы с Аленой оба были не уверены, что несем свои камни, и даже меня, неверующего, раздражала эта ситуация. Бросая камень в курган, я думал о том, что могу неумолимо начать сбрасывать вес, вместо Алены.

    По дороге в Бишкек мы узнали, что имели дело не просто с наркологом, чьи методы лечения так и не изведаны до конца. Оказалось, доктору приписывают связь с целой революцией в Киргизстане. Ночью во снах меня посетили все, кому не лень: бабушка с камнем, киргиз, купающийся в озере, и Назарлиев, смотрящий на все это черными глазами испод белых бровей. Совпадения и странности вымотали меня, и это было только первое путешествие.

    США ― Плантация Миртов

    Мои коллеги прилетали в Луизиану утренним рейсом и сразу же должны были ехать на встречу с американцами. Для меня же нашелся билет лишь на 13 часов раньше, поэтому нужно было где-то переночевать. Американское подразделение наша компания планировала построить в 20 милях от Бартон-Ружа, поэтому номер мне забронировали в ближайшем к локации загородном отеле. «Будь осторооожен. Это ж, говорят, «дом с привидениями», - анонсировала секретарь. «Знала б ты про бабку, которая предвидела мою спотыкающуюся командировку. Подумаешь, привидения», - подумал я. Поведав о своей чудо-гостинице коллегам, я традиционно получил от Алены «остроумную» рекомендацию – «запастись подгузниками», а Сережа то ли серьезно, то ли в шутку порекомендовал не ложится после 12-ти. Для наращивания страхов была благодатная почва. Меня ждала ночь в старинном доме, построенном на месте индейского могильника. Здесь души как минимум десяти убитых в доме людей якобы передавали постояльцам приветы с того света. В «Плантации Миртов» меня встретили вековые дубы, желтые ирисы, урчащий на крыльце кованой веранды кот мраморного окраса и вежливый работник отеля Мэт: ― Здравствуйте, меня зовут Мэт. Экскурсии на сегодня уже закончились, но на первую утреннюю в 9 часов еще есть несколько билетов, ― улыбаясь во весь рот, промолвил он. ― Спасибо, но я только переночевать. Какая экскурсия и что они будут показывать? Как горничные будут выскакивать в простынях и скрипеть дверьми? Нет уж, лучше посплю. Провожая меня в номер, Мэт настойчиво порекомендовал мне заглянуть в зеркало, где «можно увидеть лица детей, случайно отравленных рабыней и любовницей владельца дома Хлоей». Разумеется, на зеркале я не увидел ничего, кроме множества отпечатков пальцев. ― Кстати, единственное подтвержденное убийство в этом доме ― это убийство Уильяма Винтера. Его призрак проползает до 17-ой ступеньки этой лестницы ― места, где Уильям умер ― Мэт, видимо, рассчитывал на щедрые чаевые и решил провести для меня персональную экскурсию. В награду за свой труд он получил доллар, после чего с расстроенной физиономией закрыл за собой дверь со словами «Осторожно, сэр. У нас скользкие ступеньки». Ну нет, ребята из турагентства! Кто бы вы ни были, я найду объяснение! Я просто не пойду по ступенькам вовсе, вот как! В этот момент мои ноги сплелись мягкой бечевкой, и я пролетел пару ступенек, пока не уцепился за перила. «Чертов кот!», - закричал я. Животное запуталось в ногах, и через секунду я уже планировал в воздухе. С намерением держаться подальше от кота и лестницы я направился в номер. Телевизора в нем не оказалось, поэтому я прилег на кровать и решил просмотреть фото, сделанные мною накануне возле отеля. И тут мне стало не по себе: почти на каждом фото был он ― кот с веранды, один из предполагаемых подельников бабули! Вот он вроде бы греется под деревом в лучах заката… А вот его хвост: видимо, притаился в кустах, готовясь прыгнуть. В добавок начался сильный ветер, а по крыше что-то стучало. Я уже приготовился услышать скрип ступенек под тяжестью ползущего по ним призрака Уильяма Винтера, но мои уши зафиксировали кое-что похуже ― истошный кошачий визг. До Америки я так любил котов, но сейчас это животное для меня олицетворяло зло. Кто знает, может все эти духи погибших вселяются в кота, и именно поэтому он преследует меня на фотографиях и в доме, а сейчас вот не дает уснуть. В голову лезла всякая дребедень, погружая меня в очередной тревожный сон. Проснулся в 6 утра и спустился в сувенирный магазин, где гости могут позавтракать. Несмотря на то, что открываются они позже, повар любезно предложил мне горячий чай с пончиком. Я на секунду вспомнил отравительницу Хлою, но все же принял угощение. «Вы слышали, как кричал кот?», - спросил я. «Да, вчера у мистера Винтера была тяжелая ночь», - ответил повар. Я растерялся: «А разве мистер Винтер не умер?».

    - Чуть не умер, представьте себе. Мистер Джакоб Винтер и Уильям Винтер подрались на крыше. Затем подключился Барталомью и Фредди Винтер. А там уж и все остальные. Я ощутил знакомое чувство мягкой бечёвки в ногах. Один из котов-Винтеров выгибал спину, выпрашивая угощение. Как выяснилось, гостиница кишила котами мраморного окраса. Это на мгновение успокоило мою манию преследования, но факт второго падения во время путешествия нельзя было отрицать. Подельников бабули становилось все больше, а моих шансов не сойти с ума – все меньше.

    Индия – Гоа

    После рабочей встречи в Индии у нас было два дня на отдых. Я боялся этих дней, потому что во время трудовых встреч все было более-менее предсказуемо. Алена и Сережа уже начали замечать, как я подолгу засиживаюсь в номере отеля и избегаю культурных программ. «Расслабься. Подумай, мы рядом с Гоа. Это же мечта!», - уговаривал Сережа. Он был так прав, что я из последних сил нашел в себе правильный настрой: «Послушай, бабуля. Кто в армии служил – тот не только не смеется в цирке, но и не боится всяких там вещунов. И если ты так хочешь, чтобы я падал всю поездку – я буду падать. Но я вернусь, найду тебя, отмою и приглашу на чашку кофе. Где ты мне расскажешь про киргиза, Мэта, котов и прочую лобуду». Итак, мы взяли курс на красочный Арамболь — курорт в часе езды от аэропорта Dabolim Airport на Гоа. Влекли нас не только живописные закаты, белый песок и мягкие волны, но и возможность приложиться к трубке мира местных просветленных. По легенде, в 70-ые, под огромным деревом Banyan-Tree медитировали сами The Beatles. Чтобы избежать общества многочисленных туристов, экспедицию на легендарный баньян мы решили совершить ночью.

    Плотно поужинав, сгрузив на мотоциклы карематы, прихватив снеки и купленный на рынке местный ром, с наступлением темноты мы с коллегами отправились в путь. В свете фар от наших байков, ночные джунгли Арамболя напоминали мне шум мегаполиса в час-пик. По словам владельца проката байков, мы должны были прибыть на место минут за 10, но узкая, усеянная торчащими корнями тропинка никак не заканчивалась, хотя прошло уже добрых полчаса. Выехав на небольшую полянку, мы, наконец, признали, что заблудились. Решили сделать привал, а уж потом решить, что делать. Расселись на покрывале, разлили ром. Я с громким хлопком открыл пачку сухариков. В нос тут же ударил острый аромат чеснока и еще каких-то специй.

    — Фуу, как можно такое есть? Хотя все правильно: в этой поездке как-то нужно отгонять от тебя нечисть, — съязвила Алена.

    Сергей уже несколько минут невидящим взором осматривал окрестности. — Вот зачем было переться сюда ночью? Черт бы нас побрал, блин! — возмутился он, но тут выражение его лица резко изменилось. Глаза Сергея забегали, как бусы на счетах. Алена громко взвизгнула и закрыла рот руками. Обернувшись, я увидел 5 серых довольно больших фигур. Лица у них были черными, как смоль ― только глаза сверкали в темноте. Черти ― не иначе. Бабушка в детстве не зря запрещала чертыхаться. Я был насколько готов к плохому, что даже заинтригован, как черти помогут мне спотыкнуться. Наверное, в пути, как будем бежать. Мы все одновременно вскочили с покрывала и бросились в рассыпную. Черти с глухим придыханием гнались за нами, явно опережая в скорости. В какой-то момент к моему плечу притронулась большая волосатая рука, и мне показалось, что я теряю сознание, но в итоге я потерял пакет с сухариками, который от страха так и оставался у меня в руке. И тут черти отстали. Мы же продолжали бежать, пока не увидели огонь и группу людей, сидящих вокруг дерева ― черти пригнали нас к нашему Beatles-Tree. Перепуганная до смерти Алена, заставила нервничать вышедших из Нирваны индусов.

    ― Там…там… Черти.., ― набор слов, которые произносила Алена, почему-то рассмешил йогов.

    Один из индусов позвал парня, говорящего по-английски. Он успокоил Алену, объяснив, что за нами гнались не черти, а черномордые лангуры. Туристы постоянно кормят этих обезьян, поэтому самостоятельно искать пищу они уже не хотят. Видать, учуяли аромат нашей еды. «Проходите к нам. Только осторожно, не споткнитесь о корни дерева», - предупредил молодой человек. А вот и ты, мой новый друг и бабушкин помощник. Кто бы сомневался. Мы сели в круг, слушая рассказы про древнего смотрителя дерева – Бабу, который 20 лет жил под растением. Теперь, новый Баба приходит сюда каждый день как на работу. «Лучше б я работал под этим деревом. Так я никогда бы не приехал на ту парковку, не пошел бы пить кофе, не навернулся бы об бабку», - от моего позитивного мышления оставались одни осколки. В тот вечер я не упал, но успешно шлепнулся на следующий, когда петлю от моего шнурка «поймала» коряга. В блаженной интриге я, как герой фильма «Невезучие», ждал поездки в Италию.

    Италия – Неаполь

      FLY рекомендует:
      Подготовьте свой смартфон к путешествию:
  • В настройках Android отключите уведомления таких приложений, как Facebook, Twitter, Viber и WhatsApp. Во время отдыха вам едва ли захочется отвлекаться на различные сообщения, всплывающие на экране смартфона.
  • Обязательно загрузите на смартфон офлайн-карты, и вы всегда сможете сориентироваться в незнакомом месте, не тратя денег на роуминг.
  • Скачайте полезные программы: путеводители, переводчики, приложения для бронирования отелей и резервирования билетов.
  • Включите энергосберегающий режим, чтобы сэкономить заряд батареи. Дополнительно можно активировать авиарежим.
  • Рабочие встречи с эмоциональными Беппе и Ливио заняли почти все наше время в Неаполе. За несколько дней пребывания я так и не прогулялся по городу, оставив на это время в последние часы перед отлетом. Алена с Сережей традиционно заютились в ближайшем к аэропорту пабе, а я «откололся», чтобы хоть напоследок ощутить дух города. Попасть в Неаполь я мечтал уже много лет, и сегодня, когда мои ноги наконец-то топтали брусчатку узких улочек, а в воздухе витали ароматы пиццы и пряных трав, я был почти счастлив. «Хотел бы я побыть здесь подольше…», ― пронеслось в голове. Колоритная барышня в ярком одеянии шла мне навстречу, предлагая купить печенье. Я не смог отказать ей, а когда взял печенье на зуб, почувствовал что-то колючее и хрустящее во рту. Это был бумажный сверток. Ну конечно, печенье с предсказаньем! Бабулечка! Ты бы была не ты, если бы не испортила мне прогулку по Неаполю. Все мое существо хотело выбросить бумажку вон, но любопытство взяло свое и я прочел: «Когда падает звезда – загадай желание, и оно сбудется». Бабуля, как-то слабовато. Слишком мило, и к тому же – на дворе утро и ни единой звезды. Не увидев в предсказании никакого подвоха, я вычеркнул продавщицу печенья из списка подельников бабули и пошел вперед, подойдя к железным воротам какого-то храма. Я зашел на территорию, прошел к аллее за храмом и достал телефон, чтобы сделать пару фотографий. На Неаполь открывался великолепный вид. В это мгновенье, из-под крыши базилики, как груда снега, вывалилась стая голубей. От неожиданности я уронил телефон. Экран в лобовую столкнулся с землей. Чехол отлетел в сторону, и меня осенило: звезда, о которой говорилось в предсказании — это звезда, нарисованная на чехле моего телефона! Мозг отказывался верить в увиденное. Итак, звезда упала, как и предсказывала печенька. Ну что же, бабуля, я тебе подыграю и загадаю желание. «Я хочу остаться жить в Неаполе! Давай, исполняй!». Я поднял телефон с земли: защитное стекло приняло удар на себя, но он выключился и все настройки сбились, а телефонная книга обнулилась. После перезагрузки телефон гордо сообщил время: 1 января 1900 года, 0 часов. «С Новым годом, бабуля. С новым счастьем», - яростно говорил я самому себе.

    Я направился к выходу, нервно дернул дверь ворот, но та не поддалась. На двери висел тяжелый замок. Большинство храмов в Неаполе работают с 10 до 12 и потом с 17 до 19. Видимо, уже перевалило за 12, и кто-то закрыл не только храм, но и территорию. Вокруг не было ни души. Случайные прохожие не понимали английского, подростки делали селфи на моем фоне, а время неумолимо шло вперед. Без возможности позвонить коллегам, я был совсем один за закрытыми воротами старинной базилики и имел все шансы остаться жить в Неаполе уже сегодня — опоздав на самолет. В страхе, что загаданное мною желание сбудется таким образом, я решился на крайние меры — притворился больным, схватившись за горло, и этим привлек внимание парковщика. Он куда-то убежал, и через минут пять на велосипеде приехал ворчливый итальянец, который открыл для меня ворота. Тут же зазвонил телефон.

    ― Ну что нагулялся, одинокий волк? - закаламбурила Алена.

    Никогда еще не был так рад ее слышать. В самолете я думал о том, что бабуля не так и крута. В Неаполе я не остался. Чудом выжил в четырех командировках, пережив встречи с несколькими сотрудниками мистической турфирмы. Что готовила Швейцария, пока оставалось загадкой.

    Швейцария – Грюйер

    На правах последнего города нашего путешествия Женева была самой расслабленной. То ли из-за швейцарской умиротворяющей энергетики, то ли из-за нашей усталости, встречи с партнерами напоминали посиделки у старых друзей. В ходе одной из таких посиделок швейцарский коллега Йохан пригласил нас в городок Грюйер, где проживала его мама. «Вы пробовали сыр Грюйер? Нет? А бывали в замке XIII века? Тоже нет?», - Йохан приглашал нас не прямо, а вот такими вопросами. И уж когда мы высказали заинтересованность, тут же поступило предложение – отправиться в Грюйер прямо завтра на машине, и пробыть там несколько дней. В машине Йохан рассказывал про ведьм и происхождение замка Грюйеров. Я чувствовал себя самым просвещенным в этом вопросе, поэтому тихо ухмылялся, глядя в окно машины. У Йохана была удивительная способность интонационно показывать троеточие, интригуя до невозможности: «Кто знает почему замок так называется. То ли потому что «грю» значит журавль, то ли потому что грюйерией называют лесистую местность, то ли нам чего-то недоговаривают…». Меня эта особенность Йохана очень в душе веселила, но по-доброму. Он был поистине влюблен в родную Швейцарию и хотел заинтересовать нас насколько это возможно. По части нагнетания страхов и легенд Йохан отлично сочетался с Сережей, так что даже Алена стала меньше шутить. «Говорят, в подземелье замка в свое время бросали всех, кто был заподозрен в колдовских делах. Там их пытали, и до сих пор их приведения не находят себе покоя. Кто знает, может и нам доведется встретить кого-то из них…», - продолжал Йохан. «Ну да», - думал я. «Раньше их кидали в подземелье, а сейчас вот сидят по утрам, пророчат». Когда мы приехали в сам Грюйер, оказалось – это не городок, а, по сути, одна короткая улица, заканчивающаяся замком. Йохан не мог не отвезти нас в хорошо известный музей среди туристов, посвященный швейцарскому художнику Гигеру. Именно он придумал «Чужих» для одноименного фильма, получившего Оскар, и еще вереницу ужастиков. Йохан рассказывал, что все эти чудовища мучали Гигера в кошмарах, поэтому посредствам рисунков он вымещал все наболевшее. Музей действительно нагонял страху. Алена кривилась, а я думал, что у меня мог бы быть свой музей. При входе была бы статуя бабули, вот там чуть дальше – кот, на стене – портрет киргиза, а на кухне – восковая фигура девушки, пекущей печенье. После музея мы пошли в гости к маме Йохана, чтобы попробовать знаменитый швейцарский сыр Грюйер. Мы сели за стол и сыр хорошо почувствовался еще до своего появления на столе. Ничего не подозревающая Алена попросила меня открыть окно, чтобы проветрить. Через некоторое время запах, от которого она так хотела избавиться начал исходить от ее собственной тарелки. К слову, сыр грюйер, по вкусу очень даже хорош, только запах специфичен, на любителя. На утро следующего дня Йохан повел нас в замок Грюйеров. Было пасмурно, что придавало замку нужный антураж. Завораживало сочетание стилей – средневекового и барокко, французский сад и множество непривычных для нас экспонатов той эпохи. В частности, «отсеченная рука», с которой было связано немало легенд. «Рука не женская. Что это за ногти?», - констатировала Алена. И тут включился Йохан: «Как знать…Поговаривают, это рука ведьмы. Я бы не гневал руку на вашем месте». Версий того, кто хозяин руки было больше чем пальцев на обеих руках: воин, погибший в битве с бургундцами, воин с крестового похода, египтянин, и т.д. «А то что будет?», - ухмыльнулась Алена. «Кто знает. Поговаривают, что при неуважительном отношении к реликвиям замка может необъяснимо начинать болеть рука, привидится чей-то дух, а то и вовсе – начнете падать на землю без причины», - Йохан уже переходил все границы. Все это напоминало страшилки для детей, стремящихся развалить старинную утварь. Однако я по привычке забеспокоился. Экскурсия продолжалась, и я и впрямь переживал, чтобы не задеть никакой экспонат. В одну из комнат Йохан, Алена и Сережа зашли раньше, а я, прослушав начало, стоял у окна. Задумался, и смотря в даль, начал теребить что-то в руках. Внезапно, одна из кисточек шторы оторвалась. Я оглянулся вокруг, убедился, что никто не заметил кусочка средневековой реликвии у меня в руках и спрятал кисточку куда пришлось. Мы вышли на внешний балкон замка, не зная куда это нас приведет. «Давайте вон за той девушкой», - сказал я, увидев впереди силуэт, скрывшийся за поворотом. Я уверенно проследовал за ней по узкой дорожке, а повернув врезался в бетонную стену и упал на землю. «Куда она делась? Тут тупик!», - изумился я. «Она пошла в свою комнату», - спокойно ответил Йохан. За стеной располагалась комната простой девушки Люс, которую полюбил граф Жан II и привел жить в замок. Она жила по соседству с законной женой графа. По словам Йохана, чтобы не пересечься с супругой графа, дух Люс решил зайти в комнату с заднего двора, через стену. Куда бы не шел дух Люс, в ночь после того дня я не спал. Это я помню точно. В Киев мы прилетели как раз на Хэллоуин. «Шоу должно было продолжаться», - думал я. Повезло бабуле – ей не нужен костюм. Я с нетерпением ждал первого рабочего дня после командировок, чтобы увидеть ее. И снова утро, понедельник, пробка и занятая парковка. Я на светофоре, а вот и она – сидит у кофейной машины. Пока я ожидал зеленого света из метро выбежал парень, явно опаздывающий куда-то. Он летел, сломя голову, очищая людей руками и стесывая им плечи. На моих глазах он двигался прямиком на бабулю, не имея малейшего шанса заметить ее. И вот он летит вперед и, благо, его лицо спасает портфель. «Куда летишь!? Куда летишь!?», - знакомый голос, привычный контент. «Лети на Таити! Бугор тебе в колесо, понял?!», - бабуля умела выбрать локацию. Неугомонная работница таинственной турконторы оставила в моей жизни неизгладимый след. В тот день я так и не поговорил с ней, и больше никогда не видел ее на том месте. Но кроме прочего – больше никогда не спотыкался.