Другие истории Конкурс

Кругосветный working tour
за 10 минут прочтения

Что самое главное в путешествии? Конечно, правильно мечтать! Чтобы вдохновить вас на увлекательное путешествие, мы собрали истории реальных людей, превратив их в одно большое приключение. Просто прочтите, закройте глаза и дайте волю фантазии.

Мое собеседование в киевском офисе международной компании было недолгим. HR-специалиста не впечатлили мои ответы касательно опыта работы. «Я правильно понимаю, что у вас в подчинении был только 1 человек?», «Так, значит, вы не работали в компании с иностранными инвестициями?», «Получается, среди ваших клиентов не было иностранных предпринимателей?». Эти и другие вопросы таили между строк банальное «Вы нам не подходите». В завершение строгая HR бегло пробежала глазами по резюме и внезапно остановилась на пункте хобби. «Вы пишите, что любите путешествовать. Где уже побывали?». Египет, Турция, командировки внутри страны, - ответ мой звучал так скучно, что я хотел сам себя перебить. Часто люди пишут в резюме что-то для красного словца, но в моем случае – это было именно нереализованное желание, мучавшее меня уже очень давно. Выходя из офисного центра, я подумал, что моя беда в постоянном выборе между работой и путешествием. Логично, что я выбираю работу, но почему бы не объединить приятное с полезным. Мыслями я обращался к HR-у в блузке с пышными рукавами: будет тебе опыт с иностранными инвестициями, будет тебе хобби. Так начался мой серфинг по вакансиям с неприхотливым запросом в поисковике: «работа за рубежом».

С меня хватит, I’m going to travel…

Австралия, Сидней

Работу строителем в Австралии я нашел буквально за пару часов блуждания в интернете. Однако, чем больше узнавал о необходимых тестах, курсах и сертификатах, тем меньше это было похоже на дауншифтинг. Казалось, я еду в Сидней, движимый мечтой мешать бетон. И вот я, как герой голливудского фильма – уставший и помятый – выхожу из Sydney Airport. Спилберг говорит – «давайте дождь», и начинается дождь. Закинув вещи в одну из близлежащих к аэропорту гостиниц на О’риордан-стрит, я забежал в какую-то пивную. На баре состоялся small talk с официантом, который привел меня в изумление. – Вы турист? – Не совсем, приехал на работу. – Кем, если не секрет? – Строителем. – One more sly a*s (еще одна хитрая «пятая точка»). Забрал пустой бокал, развернулся, и скрылся за шторкой кухни. Как мило. Я понимаю, приехал бы я играть на бирже, но где хитрый умысел в кладке кирпича? После вереницы тестов на проф пригодность и часовых лекций на тему правил труда и техники безопасности на строительной площадке, я понял, что имел в виду австралиец. В Австралии царит культ защиты прав трудящихся, с одной стороны, и культ должностных инструкций с другой. Так получилось, что я прибыл в Сидней в сезон дождей: с декабря по март заливает все восточное побережье – Брисбен, Золотой берег, Сидней и Ньюкасл. Я пришел на стройку, как Капитошка, под веселым цветным зонтиком. Ко мне подошел мужчина в длинном прозрачном дождевике, и, просмотрев все документы, предложил присесть. Оказалось, что в дождь австралийским строителям работать запрещено, и за каждый не проведенный на работе час, я получу 20 австралийских долларов. Час начался: сидя на скамейке в строительном домике возле будущего шоппинг молла, я смотрел на дождь за окном, который умножал мой капитал. Вскоре я заскучал и попросил разрешение уйти со стройки, чувствуя, как заработок приходит во время сна, еды, и прочих обыденных, но приятных вещей. За пару дней до моего отлета дождь стих, взошла луна, перевернутая вверх тормашками (в Австралии луна не похожа на серп, а лежит подковой), на утро непривычно со стороны севера взошло солнце. Наше лето - это их зима, наш час на стройке под дождем – это их заботливое «сегодня работать нельзя, вас может убить током». Для статуса в соц сети я подсуетил «мокрое» сэлфи в каске со строительной площадки: «Устроился строителем, получаю 20 австралийских долларов в час, но работать нельзя, моросит дождь. Надеюсь у вас там в душных офисах все ок)» Любоваться кенгуру пока служба идет - это работа строителем в Австралии в сезон дождей

Индия, Хайдарабад

Не особенно перетрудившись в Австралии, я решил, что пора начать приносить пользу нашему многострадальному миру. «Если хочешь волонтером пойти и хлебнуть экзотики – тебе в Индию», - сказала подруга, пару лет проработавшая там медсестрой. Оказалось, в Индии действует множество волонтерских программ, из которых я выбрал самую известную и комментируемую. Пункт «Информирование по вопросам безопасного секса» привлек мое внимание хотя бы потому, что это звучало интересно и не требовало особых навыков – нужно было быть обаятельным, выглядеть здоровым и звучать убедительно. Красавице-HR-у это бы понравилось... В ходе 10-ти часов полета из Сиднея в Хайдарабад, я представлял себя в роли гуру сексуального просвещения. Возможно, целая делегация будет встречать меня, подобно профессору известного университета. В этих мечтаниях я заснул, а на выходе из Hyderabad Airport сон стал явью. Толпа индусов набросилась на меня с возгласами, из которых я явно разобрал только одно – словосочетание «тук-тук». Вездесущие таксисты преследовали меня от аэропорта до главной площади, зазывая в «тук-тук» - транспорт, похожий на газель без стенок по бокам, свалившуюся на мотоцикл. Одному из самых настойчивых водителей я дал сигарету, после чего он на время растворился в толпе, а уже через пару минут вынырнул с 10-тью такими же желающими покурить. Ушло несколько пачек, пока я не разобрался, куда еду, и не выбрал один из «тук-туков». Дальше как в тумане: индийская семья, комната с маленьким окном, тумбой и 10-тью коллегами из разных уголков мира. Со своим куратором и двумя ребятами из Австралии и Китая, я был направлен в поселок, где нас уже ожидала публика. Куратор должен был переводить наш доклад с хинди на телугу, но переводил как ему было угодно. Австралиец шепнул мне: «Мы про безопасный секс, а он им про запрет добрачных связей и наказание за грехи». Говоря о сексе в Индии, нельзя говорить о сексе. Поэтому мой рассказ подвергался нещадной цензуре, а дальше и вовсе вышел в оффтоп. Колоритный персонаж неопределённого пола в индийском наряде подошел/шла ко мне с просьбой сказать пару слов о священном горшочке. Индус уверял, что счастье придет к каждому, кто пригубит из горшка. Такой себе ненавязчивый product placement в мою исковерканную лекцию. «У нас другая тема», - сказал я. Но таинственный незнакомец что-то шептал, смотрел мне прямо в душу, и, спустя пару минут, я уже расхваливал волшебный горшок перед своей аудиторией. Примечательно, что после моего выступления владелец горшка попросил денег. Тот неловкий момент, когда сделал услугу и остался должен. Я похлопал по карманам, объясняя этим жестом, что у меня при себе ничего нет. Просящий нахмурился и удалился. «Нужно было дать, это же хиджра», - сказал мне австралиец. «Хиджры – местные трансвеститы. Им не отказывают в деньгах, потому что они обладают паранормальными способностями. Еще нашлет чего». То, что хиджра чего-то наслал, я почувствовал не сразу, но мое следующее путешествие убедило – лучше б я дал ему денег. «Инструктор по безопасному сексу в Индии – работа опасная, ибо непредсказуемая»

Голландия, Майдрехт

За 11 часов мой самолет из Хайдарабада приземлился в аэропорту Амстердам-Скипхол. Составив список интересующих меня компаний, я прошелся по рубрике «Вакансии» на внутренних сайтах, и уже через пару часов говорил по скайпу с одним HR-ом. В Голландии все должно было быть чинно-благородно: большое предприятие по изготовлению бытовой химии, неторопливая жизнь в провинции Утрехт. С вымученной трудовой визой я хотел отдохнуть от экстремальных неожиданностей. Однако все не заладилось с первых часов прилета, и в каждой неприятности мне все больше виделась тень индийского хиджры. В аэропорту вместо меня встретили кого-то другого. Об этом я узнал после получасового ожидания и чашки кофе, к слову, пролитой. К 11-ти нужно уже было быть на встрече, и я не придумал ничего лучше, кроме как арендовать машину и отправиться прямо на завод. По идеальным голландским дорогам я за полчаса добрался до Мейдрехта – городка провинции Утрехт. Подъезжая к предприятию, обратил внимание, что из труб не идет дым. Мне рассказывали, что в сильный ветер продукция не производится, потому что жителям города плохо пахнет. Я вспомнил свой родной город, где никого никогда не волновало «чем тебе пахнет», и подумал – мы более выносливые. Уйдя в раздумья, я не заметил велосипедиста справа и совсем чуть-чуть прижал его на повороте. Оказалось, это шеф. Прижать шефа на велике в первый рабочий день – это поцелуй фортуны. Через окошко я извинился и подумал, что прошлые неудачи были только «разминкой хиджры». Первая «священная корова» Голландии – велосипеды. На работу на машине здесь ездили только приезжие из соседних городов, а распознать шефа, как у нас, по номерам или крутой тачке, было невозможно. В 10.30 я был на месте. «Как же я крут. Не растерялся, не опоздал, еще переоденусь, а может быть даже поем», - думалось мне. На полурасслабоне я покопошился в столе, что-то перекачал с флэшки и вышел из кабинета за 5 минут до встречи в переговорке. Чуть замешкался в коридорах и с опозданием ровно в 2 минуты зашел в зал. Один голландец начал стучать пальцем по часам, другой недовольно откинулся на стуле, а шеф-велосипедист отметил: «2 минуты опоздания! Вы в своем уме? Надеюсь, это больше не повторится». «Тень хиджры» встала в полный рост. Голландцы не опаздывают. Никогда. Поникшего и голодного коллеги подхватили меня, пригласив в столовую на ланч. Мое внимание привлек сэндвич с лоснящимся мясом. «Такое свежее», - подумал я. Мясо оказалось действительно свежим, так как было абсолютно сырым. Двое счастливых коллег ели такой же сэндвич и с интересом наблюдали, как я выскребаю начинку. Хиджра не бездействовал, и bad day продолжался. Менеджер из отдела логистики заявил, что с завтрашнего дня уходит в отпуск и планирует передать мне дела. Отпуск – еще одна «священная корова» голландцев. Туда они уходят четко по графику, и чуть ли не все одновременно. То есть в один день компания может практически полностью опустеть. В трех предложениях коллега описал свой рабочий день, а на мой уточняющий вопрос ответил: «А это мой профессиональный секрет». Комплексно передавать дела здесь не принято, иначе можно незаметно для себя передать кому-то свою должность. С задачей «подмена коллеги» я не справился, так как инструктаж был очень общим, и я мало что из него понял. Хиджра сгущал надо мной тучи, и с мыслью «наверное, уволят» я вставал несколько дней подряд. Пару дней спустя меня вызвал шеф, сказав, что первая часть моего испытательного срока закончена. «Я достаточно хорошо вожу велосипед, чтобы не лезть под колеса», - сказал он и улыбнулся, как Джоконда. Все было не случайным, и я зря оклеветал хиджру в своих мыслях: аэропорт, инцидент на дороге, поход в столовую, передача дел по абсолютно другой должности. «Мы так работаем. Вы из другой страны, а у нас много стрессов, правил и особенностей, которые могут показаться вам странными, но это не должно отражаться на качестве труда». – А как же опоздание, это тоже проверка? «Опоздание на 2 минуты – это ваше первое предупреждение», - сказал шеф, спрятав обаятельную улыбку. «Работать на заводе в Голландии – значит быть винтиком. Лежи ровно в ряд и не вертись»

Ботсвана, Франсистаун

Ни уютный офис, ни комфортные условия труда не смогли приковать меня к Голландии надолго. Работа на заводе была монотонной, погода чаще серой и дождливой, чем наоборот, а «винтику» хотелось вертеться. Уважительно попрощавшись с трудолюбивыми голландцами, я отправился ближе к солнцу и приключениям. Так я взял курс на Ботсвану, курс на параллельный мир. Ну что, красотка-HR-щица, Африка – это не просто крутой международный опыт, это слово «отвага» для графы «личные качества». Мой самолет приземлился в Габороне, столице Ботсваны, а оттуда я должен был отправиться во Франсистаун. Там меня ждали HR-щики и так называемые SHE, специалисты по охране труда, ввернувшие меня в бесконечный круговорот: документы, интервью, вопросы, отказы, и снова документы. Мои прошения о работе в миграционном офисе «заворачивали» в общей сложности 3 раза: в Ботсване не рады специалистам, которых и так много, или которые могли бы составить конкуренцию местному населению. Я штурмовал сферу PR (это показалось интересным в африканских реалиях), HR и специалиста SHE. И уже когда совсем отчаялся – совершенно случайно, в одной продуктовой лавке встретил ее. Рыженькую, миловидную Риму из Одессы. Таки да, Рима, к моему удивлению, 5 лет назад получила в Ботсване фантастическую должность - социолог. Рима сказала, что так уютно устроиться в Ботсване мне не удастся, разве что на шахте, где-нибудь в подсобном машиностроении. Ботсвана - крупнейший мировой поставщик ювелирных алмазов, но такая связь со сферой luxury меня откровенно пугала. К счастью, одесситке-социологу требовался помощник, и я стал Риминым протеже. «Местного я не выдержу, они страшно ленятся», - сказала Рима, глубоко вздохнув. Из ее рассказов я узнал, что в Ботсване трепетно любят работников, а работники страшно не любят работать. Полурасслабленные, мягкие и томные, жители Ботсваны на рабочих местах защищены со всех сторон. Ни в одной стране я не встречал такого душевного спокойствия на рабочем месте. Здесь говорят не f*uck up, а оступился, недоглядел. Но только, если ты местный, то есть моцвана. Для Римы и в целом приезжих условия куда жестче. Одесситка знала все о бюрократии, подводных камнях во время трудоустройства, и после долгих мук я официально получил позицию ее помощника. В один из рабочих дней мы отправились на шахту провести учет рабочих и вовлеклись в скандал. «Марула! Марула!», - кричал один из работяг. Шахтеров проверяли на трезвость, все дули в трубку, и у одного обнаружили алкоголь. Герой скандала все отрицал, объясняя показатели трубки съеденными плодами марулы. Действительно, сочные перезревшие плоды марулы содержат запредельное количество сахара и начинают бродить. Теоретически можно опьянеть, если объесться плодами до отвала. Но сколько же их нужно съесть для этого? Рабочий озвучил цифру 5, после чего слово взял его HR. «Точно, опьянел от плода марулы! Сейчас сезон, иначе и быть не может!», - защищал он подопечного. «Тогда найдите 5 марул, съешьте и дуньте в трубку», - сходу парировал начальник. HR убежал за марулами, а история закончилась тем, что эксперимент не удался – счетчик от 5-ти марул даже не дернулся. Скорее всего, шахтер закусывал марулами, и в итоге бедолагу уволили. Интересно, защитил бы меня HR в Украине, если бы я «опьянел» от конфет с ликером... Вопреки тому, что мне с Римой было весело и комфортно, я не готов был оставаться в Ботсване, так как грезил о работе в США. Я принял решение увольняться, но одного желания оказалось недостаточно. Чтобы уволиться с работы в Ботсване, нужно потрудиться. 3 устных предупреждения при свидетелях, 3 письменных предупреждения, консилиум и горы бумажных объяснений. Ботсвана, с горем пополам, таки отпустила меня, изрядно подняв самооценку: работодатель боролся за меня, как влюбленная девушка, с пристрастием и до последнего. «В Ботсване есть те должности, которые вы хотите занять, и те должности, которые Ботсвана хочет, чтобы вы заняли»

США, Нью-Йорк

  • МАУ рекомендует:
  • Бронируйте билеты заранее – экономьте до половины стоимости. На большинстве направлений МАУ действуют постоянные скидки до 50% от обычного тарифа при бронировании за несколько месяцев до вылета.
  • Планируйте путешествие в «низкий сезон», избегая периодов сезонных отпусков, национальных праздников и школьных каникул.
  • Запросите персональную скидку по случаю дня рождения и других особенных дат.
  • Читайте лайфхак «Как летать дешевле»
  • Из Габороне в Нью-Йорк я летел через Йоханнесбург в настроении победителя. Работа в США должна была стать тем самым пунктом в резюме, который заставляет наших работодателей уважительно подымать брови. Я запустил процесс оформления рабочей визы в США еще в начале своих скитаний. В NY меня ждали в посольстве, а потом с полным пакетом документов я должен был направиться в Калифорнию, в международную консалтинговую компанию. Опыт работ на 5-ти континентах, европейцы, азиаты, австралийцы и африканцы, их сильные и слабые стороны, интересы и табу, сформировали во мне четкое понимание того, кто такой человек-космополит. C верой в идеологию self-made я не мог не прикоснуться к легендарной американской мечте. И вот она, American dream, только вполне явная: только что прибывший официальный работник в Штатах получает 10 дней отпуска в год. 10 дней, ребята... Вы скажете: «та, в году много праздников». Ваш праздник – это Happy Hour – время с 6-ти до 7-ми часов в будни, когда в барах скидки на напитки. Американцу неизвестен наш Рождественский загул на 2 недели – 2-го января там все на работе. Американские работники – шестеренки большого механизма: четкие, шаблонные, правильные. Резюме – 1 страница, не больше. Сover letter (эссе по материалам резюме) – 500 слов, желательно не меньше. Я прошел 6 кругов собеседований, от телефонного разговора до общения по скайпу с аккаунтами, региональными директорами, руководителями департамента, и даже простыми коллегами, которые должны были определить «комфортный ли я человек». Вообще, официальное трудоустройство в США тянет на дорогое хобби с непонятным концом, типа тюнинга для машины. Вы можете растянуть это занятие на долгие годы, проходить собеседования по скайпу, писать письма, куда-то летать. А потом в один день либо получить крутой прокачанный Mustang, в виде job offer в США, либо получить отказ – посмотреть на свою колымагу и признать – ну и ничего страшного, зато в процессе было интересно. К своему первому рабочему дню я готовился, как к свадьбе. Перебирал костюмы, репетировал речи и, конечно, пошел в салон красоты на стрижку. Девушка подвела меня к сидению для мытья головы, а трое барышень сбежались смотреть, как четвертая будет мыть мне голову. В общем-то, с какой-то стороны пикантный experience, но сейчас не об этом. Оказалось, что в салоне голову моет отдельный специалист – shampoo girl. Название легкомысленное, но тонкостей хоть отбавляй: от подбора шампуня до массажа головы. По акценту несчастной shampoo girl я понял, что она из наших, и понятия не имеет, как и чем меня мыть. Работу ей не дали, но волею случая нам удалось пообщаться. Аня из Черкасс обманула работников салона, сказав, что работала shampoo girl в своем родном городе. В США твоя должность должна четко соответствовать опыту. Слово в слово. И никак иначе. Без трудовой визы Аня за неделю в США побывала на 3-ех собеседованиях. Все просто: звоните и спрашиваете, есть cash job? Но помните, работа за наличные – нелегальна, если что – достанется и вам, и шефу. Работу можно найти даже во время болтовни со случайным прохожим в метро, как собственно и случилось с Аней. О вакансии shampoo girl она узнала от Линды, менеджера по продажам косметики для волос, с которой была знакома всего пару минут. Да, networking – это про американцев. Здесь не нужно бояться спрашивать, поэтому именно так, на доверии и общении в Штатах устанавливаются полезные связи. «Официальная работа в США – красотка неприступная: добивайся долго, люби без выходных». Распрощавшись с shampoo girl, я пошел готовиться к своему первому рабочему дню. Красавица-HR, я буду скучать по тебе. А может и нет.